Занятия для беременных в Этнографическом Музее

Занятия для беременных в Русском Музее

Экологически чистые подгузники

Методика Зайцева

Рожедние и нерождение. Врач акушер-гинеколог о проблеме абортов

Беременность и ранний возраст ребенка

Врач акушер-гинеколог о родах

Руководитель Центра "Радуга" о беременности, родах и подготовке к ним

Беременность. Акопян А.С. о подготовке к беременности и репродуктивных технологиях

Боровлева А.В. Гомеопатия - рассказ о методе лечения

Консультант по грудному вскармливанию. Слингоконсультант.

Врач ультразвуковой диагностики

Этнопедагог, руководитель семейного фольклорного клуба

Инструктор по пренатальной йоге

Руководитель группы "Берегини"

Ассистент кафедры семейной медицины

ГЕМОБАНК

О микроволновых печах

Сотрудник ГИБДД о безопасности беременных женщин

Адвокат о трудовых правах беременных женщин

Специалист по ароматерапии

Монтессори-педагог о детях

Врач акушер-гинеколог, руководитель клуба осознанного материнства

Специалист по грудгому вскармливанию (ГВ)

Система раннего развития

Диетолог о генетически модифицированных продуктах

Раввин синагоги на Б.Бронной

Воспитание и наказание детей

Воспитание детей. Умелая мать.

Воспитание детей. Ритуалы. Праздники.

Воспитание детей. Ценности.

Беседа в палате роддома – семья КИПЯТКОВЫХ

Пугачева Анна, Монтессори-педагог, рассказывает о современных занятиях по системе Марии Монтессори

Беременность. Акопян А.С. о родителях и детях, памперсах, репродуктивном здоровье и формировании пола

Пугачева Анна, Монтессори-педагог, рассказывает о развитии детей и развивающих игрушках

Боровлева А.В. Гомеопатия - практические советы. Прививки.









Система раннего развития



ЗАЙЦЕВ НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

 

ЗАЙЦЕВ НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

 

Светлана Николаевна: А что такое «кубики»?

Николай Александрович, вот кубики – откуда они взялись? Что это такое? Почему кубики?

Николай Александрович: Кубики придумали, вероятно, много тысяч лет назад наши предки.

Светлана Николаевна: Древние греки?

Николай Александрович: До греков, конечно! Греки называли кубик «гексаэдр» – шесть граней, шестигранник. Кубик так нравился всем народам! Идеальная фигура. Потом вычислили ещё: тетраэдр – четыре грани, и все одинаковые, равносторонние треугольники. Потом – октаэдр, Тоже из треугольников, восемь граней, грани – равносторонний треугольник. Потом икосаэдр – двадцатигранник, двадцать граней. И лет через сто ещё – додекаэдр, двенадцатигранник.

Светлана Николаевна: Но всё-таки взяли кубик. И на кубике написали много букв.

Николай Александрович: Кубик – вообще, такое тело, которое попадает к ребёнку одним из первых. А это всё вычислено в VI веке до новой эры ещё. А мы сейчас институты пооканчивали и названия не знаем и так далее. Это повлияло на философию. Всем так понравились идеальные тела, что философ Платон, здоровенный мужик и, кстати, дважды чемпион Олимпийских игр по панкратиону (сочетание бокса с борьбой), стал на основе этих правильных тел объяснять всё устройство мира. Архимед, убедившись, что правильных тел только пять, вывел ещё 13 полуправильных. И, как потом кто не пытался, не могли больше ни одного полуправильного тела выявить. А есть ещё многогранники, их миллионы, а правильных всего четыре. Ну и кубики, естественно, для ребят. Кубики для строительства и прочее, и прочее. Я помню, в детстве всегда расстраивался: начнёшь что-нибудь строить, а кубики кончились. Шесть или двенадцать штук. Да хоть двадцать, всё равно мало. А у нас кубиков много… И здесь, и вон английские, русские, татарские сейчас выходят, уже есть украинские, белорусские – так методики всем понравились. Латышам сделали. И сейчас наши русские дети в Латвии выучиваются читать по-русски, дошколята, а потом несколько занятий – и они по-латышски читать, вперёд латышей. Вот это можно, если подумать, можно и другие народы обеспечить. Пока украинские есть, русские, казахские я давно делал, белорусские, латышские. Вот татарские сейчас выходят.

С какого возраста начинать занятия? Ну, я рекомендую с двух лет. Но родительскую самодеятельность разве удержишь? И раньше начинают. Но принцип-то – не навреди. Но как можно тут навредить? Вот девочка. Спрашиваю: «Как тебя зовут?»

Светлана Николаевна: Светлана.

Николай Александрович: Света. Или Светлана. Вот на указочку. Вот так беру ручку ребёнка с указкой в свою руку, за плечико, за плечико его держишь, чтобы он чувствовал, что он защищён, что его любят. Да? Чувствуешь?

Светлана Николаевна: Да.

Николай Александрович: Вот. Их зовут Светлана, она сказала. С-ве-т-ла-на. Вот. Светлана. А мужа как зовут?

Светлана Николаевна: Андрей.

Николай Александрович: Андрей. Вот… А-н-д… (пошли сюда) ре-й. Вот. И запоминает тело: внизу, вверху, слева, справа, ближе к середине. Четырёхлетки у меня начинают читать на третий день. Три занятия по 35 минут – четырёхлетки начали читать. Иностранцы – через полчаса, не больше, даже 27 минут – худший результат, лучший – 18 минут. Но с иностранцами легче, со взрослыми. Они уже изучали родной язык, какой-то иностранный, это уже, как минимум, третья знаковая система в их жизни. И плюс ещё математика. И будет мигом осваиваться. Тут сделано всё, чтобы легче запоминалось, для непроизвольного запоминания. Смотрите (поёт): лу-ло-ла-лы-лы-л, лю-лё-ля-ле-ли-ль. Ну как тут не запомнишь? (Поёт): Ы-бу-бо-ба-бы-б, б, бю-бё-бя-бе-бь. Всё поётся. Можно так (поёт): бу-бу-бо-бо-ба-ба-ба, бэ-бэ-бы-бы-б-б-б, бю-бю-бё-бё, бя-бя-бя, бе-бе-би-би-бе-бе-бе. А можно и так… (Поёт на мелодию известной русской песни – на «н») Это же упражнение. Вот это твёрдый, вот это мягкий, от твёрдых к мягким, от мягких к твёрдым. Вот это кусочки речи, которыми мы говорим, мы их различаем на слух. Это единицы письма и чтения, это акустические единицы. Мы не читаем по буквам: д-я-д-я-с-т-ё-п-а.

Светлана Николаевна: А-а! «Дядя Стёпа»!

Николай Александрович: Ой, молодец! А как ребёнок тогда сообразит, что это «дядя Стёпа», да? Спрашивают: «Вот полюбуйтесь, буквы знает, а читать не может. Т-ё-т-я – что будет?» Он говорит: «Тойота» будет. Какая «тойота»! Это «тётя» будет… Нет, мы не читаем по буквам, мы не читаем по слогам. Русский слог – от одной до десяти букв. Вот «вскользь»: восемь букв – слога нет. «От таких ра… – а потом – сст-ро-йств». Девять букв – слог один после «ра». Как делить на слоги, никто не знает. «Се-стра», не то «сест-ра»… и так далее. А из этих кусочков наша речь состоит. Мы пишем всё, что хочешь. Говорится «матацикл», а пишется «мо-то-ци-к-л». Говорится-то «карова», а пишется, ребятки, смотрите как: «ко-ро-ва». Вот идёт запоминание. А можно так петь… (Поёт) Можно и так петь. Ну, как тут не запомнишь? Само выучится. А потом скажешь: «Вот, ребята, эти звонкие. Внутри-то, смотрите, лежат железки. А вот это, ребята, это глухие. Что там внутри? Деревяшки». Трёхлеток спрашиваю, что звонче: железо или дерево? Группа кричит хором «железо». Они стучали палками по батареям, по ящикам на улице для мусора, по дереву стучали. Они всё знают. Только родился человек, он уже изучает сопромат: бьётся, обжигается, головой стучится, падает, обжигается…

Светлана Николаевна: Так и объясняете, что это сопромат?

Николай Александрович: Да. Вот он сопротивление материалов познаёт. Вот красная строка… мягкий знак, пробел, тут всё с запятыми, строчками, с чёрточками, скобки круглые, астериск (кончишь школу – не узнаешь, да?) – звёздочка, вот. Или апостроф. Всё поётся и всё легко. Сразу за первое занятие напишем, вот как вас зовут, как маму зовут, чего вы хотите покушать. Ну слов 80 – 90 пишем-пишем, а потом вдруг читать научили. Ничего хитрого. А с иностранцами, я говорю, у меня лучший результат – 18 минут. Ни одной буквы не знали. Худший – 27. В любой момент могу показать. Сто раз все снимали люди. И показывал в Америке, и на китайцах…

Светлана Николаевна: И вы говорили, что даже беременным кубики бывают полезны.

Николай Александрович: А беременным как? В Екатеринбурге давно ещё девочки, мои ученицы, которые успешно работают, решили помочь тем, кто лежит на сохранении. И получили хорошие результаты. Они показывали мамам, вот как это у вас будет ребёнок, вот как нужно с ним работать. И мамочки настраиваются на положительный ряд. И математика у нас такая, и всё.

Ну вот смотрите: тут пальцевиденье. Вот я беру вот этот икосаэдр, двадцатигранник. И вот смотрите. Я отгадываю, вот что там. Пятнадцать, правильно?

Светлана Николаевна: Да.

Николай Александрович: Вот. Я беру что там? Два. Пальцами чувствую.

Светлана Николаевна: А давайте я тоже?

Николай Александрович: А я вам уже говорил, да, закон всякого кубика. Тут я вот заметил: тут шестнадцать, а там пять. В сумме двадцать один. Закон… Кубик возьмём вот этот. Если тут три закон игрального кубика (тут неправильно собран, неправильно собран), значит, сумма противоположных граней равна числу сторон плюс один. Значит, если в игральном кубике тут шесть, а тут один – в сумме семь. Если тут два – внизу пять. Если тут три – там четыре. Ну и тут также. Я подметил тут: а-а, тут четыре. Значит, там сколько? Семнадцать. Правильно? Вот вам и пальцевиденье. А это годовая программа по математике: сложение чисел в пределах 20-ти, для первоклассников. Они это в пять лет выучивают легко.

Светлана Николаевна: Николай Александрович, расскажите про числовую линию.

Николай Александрович: Ну, нету её тут. Я вам лучше покажу вот счётные палочки, каких нет ни у каких народов….

Николай Александрович: Мы диктанты можем писать по этим таблицам. Но слова мы пишем легко.

– Чего вы хотите покушать.

Ну, говорит.

– Грушу хочешь?

– Да.

– На, на указку. Пишем: «Г». Где «г»? «Г-ру-ша».

А тебе чего?

Светлана Николаевна: Мороженое.

Николай Александрович: Мороженое? На тебе мороженое. Говорится-то «мароженое», а пишется-то «мо-ро-же…» Петь надо.

Смотрите: ни кубиками, ни по этим таблицам нельзя написать «жить», «шить» через «ы», не дано ни на кубиках, ни здесь. «Женя», «шея», «це» через «э» не написать. «Хочу», «ищу», «щука» через «ю» не написать. «Чашка», «чайник», «площадка» через «я» не написать. Мы это и не изучаем даже. Если кто-то написал там «чайник» через «я», я говорю:

– Иди сюда. Где ты это взял?

Подходит, смотрит, сюда смотрит.

– Ну что?

– Нету, – говорит.

– Чо ты пишешь, чего нет?

И когда пишут, они поглядят сюда – пишут правильно. Вот. Диктанты мы пишем. Начинается с чего? Я загадал загадку, а отгадать не могут. А я отгадочку выкладываю из кубиков. И хочется прочитать, уже читают.

– Что за обедом всего нужнее?

– Ложка?

– Нет, можно без ложки.

– Вилка?

– Можно без вилки. Вон китайцы палочками едят.

– Хлеб?

– Можно и без хлеба. А-а, не знаете! Вот читайте, что там написано.

А там написано по кубикам «ро-т». Где «т»? «Рот». А-а, «рот», «рот». Ну и потом:

– Тебе какую песенку спеть?

– Вот эту.

– На. (Поёт)

«З» и «зь» пишется по-разному, произносится одинаково. Что ещё пишется по-разному, а произносится одинаково? Это «жо» и это «жо», это «же» и это «же». Смотрите: ж-ж-ж. Пишется по-разному, а произносится одинаково. И дети тоже, идёт трёхлетка, кубик разглядывает и говорит: «Пишется по-разному, а произносится одинаково. Это “ж” и это “ж”». Вот так мы и работаем.

С математикой. Вот состав числа. Вот 400. Видите четыре сотни кубиков? Там кубички маленькие. 56. Во тебе состав числа. Чего в третьем классе там изучать? И так ясно: это 400 + 50 + 6. Или 921. Вот тут 900 кубиков, тут два, тут один кубик. И всё. Ну, ребят до пятого класса учат состав числа. В третьем, пятом классе начинают допытываться: 456 – сколько это? Да вон сколько. 456. Но чего детей мучить? Вот 400 + 50 + 6. Видно? Видно. 921. 900 кубиков, 21. Если мы умеем писать трёхзначные, пожалуйста, мы будем писать чисто.

Светлана Николаевна: А вы ещё как-то так пели…

Николай Александрович: Это было… Сейчас я вспомню мелодию. А-а! (Поёт на мелодию русской народной песни – на «в») А можно и так… (Поёт на мелодию песни «Жили у бабуси» – на «г») Вот, по-разному поётся. Не так просто эти все мелодии подбирать. Одна там тётя пишет: «Ой, пойте на любую мелодию». Да я лет 20 ходил мурлыкал, пока у меня всё пошло-то там. Значит, не подо все мелодии, это надо ещё и поработать. Значит, ну то есть, дескать, так: если Зайцев легко поёт, так… А в дискете ещё лучше, там профессионалы поют, музыканты играют. И дети хорошо берут. И алфавит поётся. Смотрите, как алфавит поём. А вот это просто буквы заглавные, прямой шрифт, а это их названия. (Поёт под мелодию «Взвейтесь кострами…» – русский алфавит) Простите, но дикторы телевидения алфавита не знают: «Отряд Эм Че Эс. прибыл на базу Вэ Мэ Эс». То «Фэ Эр Гэ» скажут, то «Эф Эр Гэ», то «Эф Эс Бэ», то «Фэ Эс Бэ». Уже «Кэ Нэ Эр, Кэ Пэ Эс Эс». Уж даже стали, господи, «Эн Лэ О» говорить. Хватит, может?

Светлана Николаевна: И вы просто крупно…

Николай Александрович: Я хочу по-другому. А вы мне говорите «вот так», а я так не хочу больше. Так. Смысл: тут кривой шрифт, дальше… заглавные, это строчные, наклонный, заглавные, строчные. А тут пропись, вот… (Кашляет)

Умеем читать трёхзначные, детей научили, это в четыре года, с теми кубиками. Но мы можем читать любое число, любой длины. Например: 987 квадриллионов. 654 триллиона 321 миллиард 234 миллиона 567 тысяч 890… – это что? Гчхиннг. Что значит этот «гчингхх»? Назвали всё число. А теперь «говори, что хочешь, или ничего не говори» – твоя воля. Можешь сказать, там, комаров столько-то, такое количество, микробов… Один мальчик (правда, число поменьше было) сказал: «Сарделек, только нежирных». Вот, вот говори теперь. Назвал всё число целиком до конца – «говори, что хочешь, или ничего не говори». И вот переставляем кубики, их читаем, все числа, любой длины. Вы были маленькими все, спрашивали: «Мама, папа, а сколько миллиард? Сколько триллион, сексильон или сексильярд, биллион или биллиард?» Вот. Один мальчик пришёл и сказал: «Самое большое число – дециллион. Правда, а сколько это будет?» «Вот пойдёшь в школу, там…» – вам говорили. Вы пошли в школу. В первом классе показали сотню, во втором, третьем – тысячу, в четвёртом – миллион, в пятом – миллиард, и всё. Многие так и померли, не получив ответов на свои детские вопросы. Вот. И я так не дам помереть народу.

Теперь вот эти кубики меняем, ставим, всё вот так подписываем. Вот… И все правильные плоские фигуры геометрические. Готовим к геометрии. Ну вот как? Что это такое? Как это называется? Вот, перевернули. Ага, не знаем, как называется. А у нас вот… Читать уже мы умеем, но тут и прочитаем мы. Что это такое? Вот, оказывается, что! Восьмиконечная звезда, да, или правильный звёздчатый восьмиугольник, или… Вот американцы так говорят, все немцы – октаграмма, октаграмма. Мы знаем пентаграмму, говорим, да? вот, пятиконечная звезда. Вот, вот все фигуры, все их названия. Где найдёшь? Да вот у нас только тут, а так надо книги листать, там всё. А у нас на стеночке висит. Из фигур мы складываем всё, что хочешь. Вон это что такое? Пентагон. Вот пентагон-то. Где пентагон? Вон, вон, пятиугольник, да. Правильно? Математики говорят: «Правильный выпуклый пятиугольник – пентагон». А это что? Пятиугольная рамка. Вот, так вот и действуем. Вон. А это что? Это что? А вон, смотрим: пятиконечная звезда, или правильный звёздчатый пятиугольник, или пентаграмма. Вон как здорово! А с этой стороны вон так он прибит, дырочка есть, можно продеть туда верёвочку, гирлянду составить. Ну вот масса игр описана. Вон ребята делают такие, строят. Вон. Это взрослому не составить. У взрослых уже пальцы толстые, глаза не видят, руки дрожат. Это только дети могут составить такое. Но, правда, мальчик, вот сначала он был таким, первый вот такой. Ну, 15 лет, он вот состарился, вспомнил, как он в детстве играл.

Николай Александрович: А вот счётные палочки, каких нет ни одного народа. У нас лучше всех. Вот видите: 20 палочек. Считайте, пожалуйста, до 20-ти, пересчитывайте палочки. Это все знают, тут консультантов не нужно, методика столетиями тут существует. А… Но на каждой палочке 10 кубиков. Сколько на 20-ти? Это вам легко сказать «200». Никогда не говорите детям, лучше с ними пересчитайте: 1, 2, 3, 4… 8, 9, 10! 11… Вот эти кубики в море, а эти на солнце. Вынимаем из воды: уже 11, 12, 13, 14, 15, 16… 20! 21, 22… 30! Предположим, 30 уже насчитали, 37… А если у меня в классе 5 досок, тысяча кубиков на них. Ребята разошлись, а я вдруг: поставьте 37. Прошёл, проверил: у всех 37. Поставьте ещё рядом 45. 10, 20, 30, 40, 45. Вот, 45. Как узнать сумму? Да нет ничего проще! 37 + 45… Значит, 37 + 45. 3 прибавим, 3 отбавим. Сумма не изменится? Не изменится. Сколько стало? 50, 60, 70, 82. 82 + 55. 10, 20, 30. 40, 50 и ещё 5 поставили. 2 отбавим, 2 прибавим, сумма не изменится. Сколько получается? 50, 60, 70, 80, 90, 100, 110, 120, 130… 137. 137 минус… И так далее, отнимаем. Пожалуйста. А если каждый кубик стоит… Он не из дерева, а он серебряный и стоит 100 долларов. Сколько это будет? Спросим у всех: сколько это будет стоить всё? На одной палочке сколько? 100, 200, 300, 400… 900, 1000 долларов! Потому что кубики серебряные. 2000, 3000, 4000, 5000… Ага, а если каждый кубик золотой, он 1000 долларов стоит. Или рублей, чего хотите. Но такой золотой кубик не может тысячу рублей стоить, он больше будет. 1000 долларов… Ну вот считаем: 1000, две, три… 10000, 20000, 30000, 40000, 50000… Считаем уже по тысяче. А 10000 – яхонтовый какой-нибудь, изумрудный, да? Считаем по 10000. Вот что делаем. И в методичке всё описывается. Вот, можем строить из этих кубиков, вон что можно строить, смотрите. Вот что можно строить. И как считать, всё показываю. Состав – десятка. Да ясно, вот тебе десятка: 1 и 9, 2 и 8 (вон тут внизу написано), 3 и 7… Состав двух десятков, пожалуйста, состав двух десятков: 1 и 19, 2 и 18 (внизу, в море), 3 и 17. Правильно? Может быть, 12 здесь? 12 и 8. Но мы тут всё считаем, это, по существу, счёты.

Светлана Николаевна: Николай Александрович, с какого возраста?..

Николай Александрович: А с какого возраста? Вот ребёнку годик. Он что, проглотит эту палочку?

Светлана Николаевна: Вряд ли.

Николай Александрович: Вряд ли. И взрослому не проглотить. И папа не сможет. Дуб. Всё, кубики. Кто с ребёнком пересчитывал двести однородных предметов? 1, 2, 3, 4… 10. Значит, кто считал десятками? 20, 30, 40, 50… Ну, у нас на форуме выложено. Одна мама-американка нашего происхождения прислала: «У меня девчонка два года два месяца, она любое число выкладывает». Вот просто, вот заснято.

Светлана Николаевна: На палочках, да?

Николай Александрович: Да, на палочках. «Вот сложи 74». Она так: 50, 60, 70, 4. Сложи 130. Вот 100… Нет, 50, 100, 110, 120, 130, 137. Два года и два месяца девочка делает. Понимаете? С удовольствием. А чего в школе мучают? 137 только во втором классе покажут.

Светлана Николаевна: А умножение?

Николай Александрович: А таблицу умножения, пожалуйста. Восемью… Шестью восемь, восемью шесть. Вот вы 1, 2, 3, 4, 5, 6… (Всё в методичке описано) А как узнать сумму? 10, 12… 12 прибавили, 12 отбавили – сколько будет? 48. Может быть, так считать? Вот подготовка к умножению, объяснению. Вот что такое эти палочки. Столько видов работы там показано!

Светлана Николаевна: Здорово!

Николай Александрович: Здорово? Да, делить можем. Вот у вас столько, там это разделите поровну или на четыре части. Разделите эти кубики на пять частей. Вот вам палочки эти. На пять частей разделите – по сколько каждому достанется? А вот поделим, получим. Вот по 40, сами пусть думают. Вон на пятерых поделили, всем по 40. Простите, ребята увлекаются. Причём есть возможность действовать руками, переводить в сознание. Что переводить в сознание? Вижу я, слышу. Вижу, как другие действуют, сами действуют. Понимаете? Вот доведение до сознания, потом счёт в уме без заглядывания куда-либо…

А вот сколько игр со спичками? А спички детям не игрушка. А дай им палочки и всё решайте. Вон по телевизору всё время по ночам пускают игры эти: «Шлите ваши денежки, не прячьте по углам. Пришлите нам 50 долларов и мы вам вышлем майку с надписью…»

Светлана Николаевна: Ещё можно, да? фигурки складывать?

Николай Александрович: Да всё что угодно можно складывать. Вот в методичке показано. Железную дорогу складывать, и башни складывать, и на перекрест там, как хотите. А ребёнок должен работать руками, строить. Мы всё, и у нас целый склад вот строительных материалов: и кубики тут, и палочки, и плашки всякие и орнамент, геометрические фигурки, вот такое строительство – часть детства это, непременная. Ещё земляные работы в песочнице начинаются, ещё гидромелиоративные.

Светлана Николаевна: Это?..

Николай Александрович: Это в ванной, и ручейки там запруживать, и запускать, и в песочке на пляже рыться, каналы строить. Вот, вот уже хочется работать. И мама с ребёнком будет работать, тогда нам так не сложить, как им. У нас пальцы толстые, глаза не видят, руки дрожат. Они инстинктивно начинают всё сооружать, изучают законы мира. Вот так выстрою – так упадёт, а вот так не упадёт. Вот, да, это не каждый может. Молодец, ещё здоровенькая девушка. Вот всё, руки в порядке.

Светлана Николаевна: Не так трясутся.

Николай Александрович: Да ещё нет, ничего ещё. Хорошо. Вот так мы работаем. Понимаете, что?

Вот о математике. Беда всей мировой математики начальной в чём? Сиденье в пятке, в одном пятке, потом в десятке. Раньше год хоть заканчивали сложением и вычитанием в пределах 20-ти и даже ста. А сейчас только в пределах 20-ти сложение и вычитание. Год надо мучить ребёнка. Работайте в больших числах, выходите смелее в тысячу и более. Лев Николаевич Толстой, величайший педагог всех времён и народов, между прочим, он первую школу открыл в 21 год. В 1849 году. И всю жизнь занимался педагогикой. Писал «Войну и мир» и «Азбуку», «Анну Каренину» писал и «Азбуку». И всю жизнь работал, школы открывал, всю Европу объездил, изучая образование. Ящиками книги слал в Ясную поляну. С Министерством образования ругался. И до сих пор с ним ругаться приходится, оно какое было, таким и осталось. Очень хорошо там, удобно сидеть, рулить, значит, всеми командовать. В школе никто не работал или очень немногие. Так. Так вот, понимаете, что? Лев Николаевич говорил: «Да работайте вы с большими числами. Что 35 тысяч плюс 23 тысячи – что 35 плюс 23. Будешь складывать 3 и 2, 5 и 8», там. Понимаете? Всё равно маленькие числа повторяются в больших. Но ребята терпеть не могут вот этих мелких чисел – подавай им большие. Почему? У них впереди бесконечность. Какое число самое большое? Нет самых больших чисел. Нет. У него бесконечность, и всё успел в ту сторону и в обратную. В семье говорят, вот фотографии смотрят и говорят:

– Вот это папа, мама, это бабушка (да, всех), это братишка, это сестрёнка старшая… А где я?

– А тебя ещё тогда не было.

– Как там меня не было? А где я был? Я был всегда.

И как народ научился отвечать? Это не в Живой этике… На тебе атлас, открой. Ты был у нас в крови. Это сколько поколений до тебя с одной стороны и с другой стороны? И всё шло к тому, что вот твои папа и мама встретились из разных краёв, может быть, даже с разных континентов, и вот ты теперь появился. Как Пушкин… Вот ты был всегда до и ты будешь всегда после. А потом большие числа нужны. И Лев Николаевич Толстой это отмечал, и многие другие. Ребёнку гораздо интереснее вопрос. Он писал… Чем «сколько выручил купец барыша там от продажи стольких-то там аршин бархата?» Он говорит: «Ребята терпеть не могут так называемых жизненных задач». Масса утки два с половиной килограмма. А масса индюка там, значит, на столько-то больше, в пять раз больше. Какая жизненная задача! И тёти, московские тёти, методические тёти сочиняют. Как она знает жизнь хорошо! Да при чём тут масса-то? Куда ты лезешь с массой? Это масса одной планеты, масса другой планеты. Куда ты лезешь с массой в магазин-то? Скоро вот продавцов начнём пугать: «Там, взмассьте мне уточку!» Пришла в магазин, было столько-то денег, уходила из магазина – столько. Какова разность? Или каково частное там, значит? Скорость похода по магазинам.

Мы обгоним и обгоняем все результаты по мировой математике и в Монтессори и у многих других. Понимаете? И ребята с радостью тянутся к этому. Как можно не любить математику? Но если ты сто часов отсидишь, это в первом классе или в детском садике ещё сидел. Отсидишь 100 – 120 часов в первом десятке, математику будешь ненавидеть всю жизнь потом. И голову тебе не поправишь. Но только если родители специально не займутся, там, или в какую-нибудь школу не отдадут такую, где только математикой… А так всё уже, голова у тебя загублена, ты ничего не будешь соображать. Ты отсиди 120 часов и больше с детским садом… В первом десятке. На 26-м уроке – цифра 5, на 53-м – цифра 8. Это по нынешним планам, по самым передовым. Всё, будешь математику ненавидеть. Чо делают 25 уроков тогда? От цифры 5 до цифры 8. Я не знаю.

Светлана Николаевна: Поэтому скоро появится пособие «Тысяча плюс…»

Николай Александрович: Но это появится. Сейчас временно нет, но будет скоро. Сейчас вот запускать уже будем скоро. И мы за это время ещё кое-что сделаем и будет всё… Вот так. И русский язык, грамматику, то есть любимый предмет, оказывается, у учащихся. А по современным исследованиям это самый ненавистный предмет. Родной язык сделали самым ненавистным предметом в школе. На втором месте математика. А это два предмета, формирующих мышление, сознание. Если у тебя вот здесь всё в порядке: и родной язык и математика, всё остальное, тьфу, приложится, всё остальное легко берётся. Ты сам можешь уже брать, если ты умеешь хорошо читать и считать, как начало математики. Как Лев Николаевич Толстой говорил, что математика важна не ради исчислений, а ради приёмов мыслей, которые используются при исчислении. Вот эти приёмы мыслей. Вот один задачу решил на восьми страницах, а другой – на четвертушке листа. Нечего спрашивать, какое решение лучше. То, что короче. Вот умение находить оптимальные пути – это пригодится в жизни. Понимаете? Вот, математику не для того мы изучаем, что каждый день будем делать... А научиться изящным ходам мысли, научиться находить оптимальные решения. Что такое «оптимальное решение»? Это решение с меньшим количеством ходов, с наименьшим количеством ходов. Вот это свойство, свойство поиска решений. А учиться надо с детства. Ещё Лев Николаевич говорил, что с детства не научился там чего-то творить, а только образцы снимать («сделайте упражнение чистенько и аккуратненько»), то и потом ничего не придумаешь. А у нас такого народа много: они привыкли всё исполнять так чистенько и аккуратненько…

Светлана Николаевна: А когда мы будем рассказывать о ваших пособиях?

Николай Александрович: Да. А ты потом ничего не изобретёшь и не придумаешь. В детстве не дали поработать руками, не дали тебе волю из этих палочек… что-то посочинять, построить, не дали, не давали заковыристых задачек, в одном десяточке тебя держали – ну и всё. Отпадает у тебя возможность мыслить. Креативности не появится у таких людей, которые всё только исполнять привыкли. Сейчас очень модно стало: креативность. Умение что-то творить, придумывать, создавать. Вот, где таких найти людей? Да нигде не найдём с такими методиками, какие имеем. Мир изменился, время изменилось, мы другие. Наши дети – тем более. Понимаете, я заканчивал школу в 56-м году. Мог ли я представить, что будут такие цветные телевизоры? Такие телефончики, в которые друг друга можно увидеть, и ими ещё фотографировать. Спутники. Такая цветная полиграфия, такие материалы. Не мог представить. Но мы считали лучше, читали больше. Были креативнее, чем нынешние дети. Не дети виноваты – виновата отставшая от времени педагогика. И никого не пускают, никого слушать не хотят. А общество стонет и в Америке, и в России, в Европе, люди недовольны качеством обучения детей. В Америке свои плюсы, у нас свои плюсы, у немцев, там, свои. Но везде надо брать то, что лучше, и учитывать. И своё не губить, и у других учиться.